Линда бунтарка (20)

*****************************************************

Mes connaissances de la langue russe sont très insuffisantes pour me permettre de traduire ce texte par moi-même. Je l’ai donc traduit avec Yandexperevod, puis j’y ai ajouté mes propres corrections.

Toutes les propositions de correction sont les bienvenues dans vos commentaires.

***

Мои знания русского языка очень недостаточны, чтобы я мог перевести этот текст самостоятельно. Поэтому я перевел его с Яндекс-переводом, а затем добавил туда свои исправления.

Любые предложения по исправлению приветствуются в ваших комментариях.

********************************************************************

Глава XX – Фабиен и Фабиена

С визгом тормозов поезд остановился, скрыв платформу, как Луна скрывает Солнце в день затмения. Затем раздался электронный звонок. Весло снова уходит, открывая пустынный причал. Только Линда все еще на том же месте, с изможденным взглядом, держит гитару за гриф, как и Брассенс.

«Я пропустила метро», – пробормотала она, возвращаясь на свою скамейку.

«Впрочем, это нормально, я тоже пропустил свою жизнь. Я всегда все пропускаю.»

Она еще раз прокрутила в уме свою ситуацию. Самоубийство казалось ей лучшим выходом, но у нее не хватило на это смелости. Так что у нее больше не было альтернативы. Она снова отправится в Силдурию. Она была бы изгнана, сослана или заключена в тюрьму, но, по крайней мере, ей не пришлось бы заниматься проституцией, чтобы выжить.

« Вот что я собираюсь сделать. Я возвращаюсь в Силдурию и плачу свой долг. Все деньги я взял у отца. Это займет у меня всю жизнь, но я верну деньги. Теперь это вопрос чести. Я буду мыть посуду в ресторанах, буду женихом, чем угодно, если понадобится, я пойду на медные рудники. Вставай, Линда! Ты возвращаешься на родину.

Да, но как? На поезде? Самолетом? »

Ей потребовалось немного времени, чтобы сосчитать монеты, упавшие в его футляр: пять евро и тридцать два цента. До чего далеко путешествовать!

«Я все равно должен был оставить свой мотоцикл… В любом случае бак был пуст. Как и мои карманы. Тогда пойдем пешком!»

Она осмотрела свои жалкие подошвы.

«В этих туфлях? Я даже не доберусь до Северного вокзала».

Она еще мгновение стояла как вкопанная, положив локти на колени, зажав голову между кулаками. Отчаяние, казалось, победило ее.

«Что делать? прошептала она. Что делать? Боже мой! Помоги мне!»

Едва она произнесла эти слова, не уловив их смысла, как почувствовала, как на нее снизошло умиротворение. Она приподняла бюст, чтобы показать спокойное лицо и сияющий взгляд уверенности. Она слышала, как бьется его сердце в груди. Происходило что-то новое. Она не понимала, но внезапно почувствовала себя любимой. Не так, как любил ее Дмитрий или Жюльен, ей казалось, что все, кого она растоптала, когда была полна сил и гордости, протягивали к ней руки, чтобы поднять ее.

Она снова начала петь, энергично ударяя по струнам, не замечая присутствия двух молодых полицейских, стоявших напротив нее. В конце одной или двух строф их внимание привлек голос молодой женщины.

«Вот, держи! Фабиен, ты, который так любит французскую песню, что ты на это скажешь?

–Но это очень красиво! ответил его коллега. Признайся, что эта песня меняет нас от рэпа и всей их дерьмовой музыки. Мои поздравления, девушка, вы умеете говорить, и у вас прекрасный тембр голоса.

–В моей ситуации, – возразила Линда, – я бы предпочла красивую говяжью вырезку. Но я ценю комплимент. И я всегда рада встретить людей, которым нравится Брассенс. Однако мне говорили, что люди с дубинками — необразованные люди.

–КРС. Но мы — полиция. Это другой мир. Верно, Фабиена?

–Это совсем другое дело.

–Вы хорошо поешь, и к тому же вы очень красивая».

Странный! Фабиена, похоже, не оценил этот комплимент юной страннице. Она ничего не отвечает, но бросает на своего коллегу взгляд, который отправил бы его на ковер, если бы это был удар.

«Поскольку вам нравится Брассенс, возможно, вы могли бы положить небольшую купюру в мою коробку. Это помогло бы искусству существовать.

–Да, хорошо, короче. Мы ищем двух торговцев людьми. Вы, случайно, не видели их? Бумбала и бугнуль.

–Африканец и алжирец, вы имеете в виду?

–Если хотите.

–Я предпочитаю. Я не видел, чтобы кто-нибудь проходил мимо».

Расстроенная ксенофобской лексикой молодого представителя Ордена, Линда решила проигнорировать их с презрением и уткнулась носом в струны своей гитары.

«В деревне, неприхотливой…»

Двое полицейских собирались отойти в сторону, когда одна деталь, касающаяся его персоны, привлекла внимание Фабиены.

«Эх! Ты видел это? Что у нее на запястье?

–Это видно. Это часы», – холодно ответила она.

«У меня плохая репутация…»

«У нее есть стиль, с этим! – спросила Фабиена.

–Могу я взглянуть на нее поближе? добавил Фабиен.

–Ну, конечно, – раздраженно ответила Линда. Это часы, и настоящие. И вы видели, она от Cartier».

Фабиена схватил ее за предплечье.

«Класс! Она может не одеваться в Dior, но она наверстывает упущенное в часовом деле.

–Да, но тут у вас проблема, – возразил Фабиен.

–Что за проблема?

–Настоящий Cartier пишется с буквой C, ваш пишется с буквой Q, как четверть апельсина.

–Ах, держи? Я никогда не замечал. Теперь, когда вы мне это сказали.

–Не принимай нас за колокола.

–Где ты это откопала, маленькая сучка? – кричит ей Фабиена.

–Мне подарили.

–Она действительно принимает нас за большую пару волов.

–Тебе подарили? Это случайно не Джембе продал тебе под видом пальто?

–И, кроме того, что это может с вами сделать? Мамаду, он мне вообще ничего не продавал. Он мне подарил эти часы, потому что считал меня крутым и у меня красивые глаза?

–Скоро у тебя треснут ключицы».

Произнося эти угрозы, молодая женщина-полицейский начала вертеть своей дубинкой. Если бы она умела играть на скрипке так же хорошо, как на этом инструменте, она бы заставила Иегуди Менухина забыть об этом.

«А я, как дура, в это поверила».

Фабbен счел умным добавить: «это правда, что у вас красивые глаза. Он не солгал», – снова поймав на себе яростный взгляд коллеги.

«Продан или подарен, – продолжил он, возвращаясь к своему суровому тону милиционера, – это ничего не меняет. Сокрытие — преступление, наказуемое по закону. Достань мне свои документы!

–И поторопись!

–Вот, вот, в этом случае нет огня».

Линда запускает руку во внутренний карман, затем с растущим беспокойством обыскивает все карманы её куртки.

«Мохамед! Навоз !навоз! Он украл мой кошелек!

–Я жду, – сказал ей Фабиен, постучав ногой по полу.

–Пока он только что давал мне свой номер. – Вот сволочь!

–Значит, у тебя нет документов.

–Но нет, у меня есть документы. Именно этот скрип Мохамеда Бенделлабы украл их у меня.

–Значит, ты знаешь Бенджеллабу. Все лучше и лучше!

–Даже если я его поймаю, это будет его вечеринка.»

Фабиена возобновил разговор:

«У тебя прекрасные знакомства с ними! Ты в сговоре с ними, сучка. Ты их сообщник, возможно, даже главарь их банды.

–И к тому же ты делаешь рукав, – ответил Фабиен. Мы будем хорошо заботиться о тебе, моя красавица».

Это последнее слово: «моя красавица» – было слишком много. Фабиена в очередной раз смерила его взглядом.

«Давайте подведем итоги, – продолжила она. У тебя нет документов, ты занимаешься попрошайничеством. Ты строишь глазки моему коллеге и вдобавок возглавляешь банду торговцев людьми.

– Начни с того, что скажи нам свое имя.

– И быстрее, чем это !

–Линда… Ее Королевское Высочество, Линда, Виктория, Александра, Катрина, Оксана, Ольга Сусашник-Сасушникоф. Принцесса Силдурии. Он поражает вас своей родословной?

–Совсем нет. Мы находимся в очень оживленном районе. Я сам президент Саркози.

–А я Элизабет Виндзорская. Второй номер.

–Во Франции очень не любят людей, которые разгуливают без документов. Особенно, если у них есть имена, с которыми можно переспать на улице.

–Впрочем, я полагаю, что это твой случай. Ты спишь на улице.

–Очевидно! Они выгнали меня из отеля «Жорж Ве».

Фабиена произвела вертикальное движение своей дубинкой, в результате чего она соприкоснулась с макушкой черепа Линды, не задев ее.

«Я дам тебе трубку, грелуш. Никогда не пытайся шутить с полицейским. Коп-это глупо, он никогда ничего не понимает, он воспринимает все на высшем уровне, поэтому, если ты разыграешь с ним шутку, он подумает, что ты платишь за его фляжку. И ты недолго будешь платить за мою, это я тебе говорю.

–Вы имеете право понять это на первом уровне. Когда жизнь у меня шла хорошо, у меня был номер люкс в отеле Жорж Ве. Теперь у меня есть картонная коробка бульвар Рошешуар.

–Не волнуйся насчет этой ночи, мы нашли для тебя дешевый отель. Мы берем тебя под стражу. После гитары скрипка.

–И поскольку мы не хотим, чтобы ты старел по состоянию Здоровья, мы отправим тебя первым же чартером в Молдавию.

–Силдурию.»

Линде потребовалось несколько секунд, чтобы отреагировать:

«Э! Нет? Это правда? Я пойду домой? А за счет принцессы? – хотя в данном случае, принцесса, это я – разве это не шутка? Я собираюсь вернуться в страну?

–И это не затянется.

–О! Мой маленький Фабиен! Вы — любовь галлинака».

Забыв о страхе и уважении, которые требует униформа, она обвила руками шею Фабиена и покрыла его щеку громкими поцелуями, что очень не понравилось ее напарнице по патрулированию.

«Так вот оно что! Действительно, она преувеличивает. А ты позволяешь ей это делать! Мы поговорим об этом в полицейском участке.

–Но ты вся красная, моя маленькая курочка. Это первый раз, когда тебя целует девушка?

–Подожди немного, цесарка, я тебя огорчу. Мой коллега, он знает правила галантности, он никогда не набросится на девушку. Но у меня нет этой проблемы. Два или три удара дубинкой по твоему хорошенькому черепу должны привести твои мысли в порядок. Кроме того, я не рискую повредить твои мозги, у тебя их нет.

–Фабиена, ты жесток с ней.

–Давай, давай! Отнеси это мне !»

Фабиену пришлось заставить себя надеть наручники на девушку, которую Фабиена бесцеремонно подтолкнул к выходу.

«Эх! Моя гитара! Вы, дикие ублюдки!

– Займись её делами!»

Кажется, что в этом дуэте именно молодая женщина отдает приказы. Фабиен поспешно забирает сумку и гитару своей пленницы. Фабиена хватает ее сзади за куртку и грубо толкает вперед.

«Эх! Скажите! Дураки по географии! Не покупайтесь на самолет. Силдурия. Не Чечня. Силдурия.

–Заткнись!» – закричали они ему в унисон.

https://lilianof.com
https://www.thebookedition.com/fr/765_lilianof
https://plumeschretiennes.com/author/lilianof
https://vk.com/lilianof

© 2022 Lilianof

Publié par Lilianof

J’avais quatorze ans lorsque m’est venu le désir de devenir écrivain. Mais après l’adolescence, j’ai décidé de ne plus écrire. Ce n’est qu’après trente ans de silence que m’est venue l’idée d’une très courte comédie : « Un drôle d’héritage ». C’était reparti ! Après avoir été facteur dans l’Eure-et-Loir, je suis installé, depuis 2013, à Vieux-Condé, où je retrouve mes racines, étant petit-fils de mineur. La Bible et Molière sont mes livres de chevet.

Votre commentaire

Entrez vos coordonnées ci-dessous ou cliquez sur une icône pour vous connecter:

Logo WordPress.com

Vous commentez à l’aide de votre compte WordPress.com. Déconnexion /  Changer )

Image Twitter

Vous commentez à l’aide de votre compte Twitter. Déconnexion /  Changer )

Photo Facebook

Vous commentez à l’aide de votre compte Facebook. Déconnexion /  Changer )

Connexion à %s

%d blogueurs aiment cette page :