Буран — Восьмая картина

*****************************************************

Mes connaissances de la langue russe sont très insuffisantes pour me permettre de traduire ce texte par moi-même. Je l’ai donc traduit avec Yandexperevod, puis j’y ai ajouté mes propres corrections.

Toutes les propositions de correction sont les bienvenues dans vos commentaires.

***

Мои знания русского языка очень недостаточны, чтобы я мог перевести этот текст самостоятельно. Поэтому я перевел его с Яндекс-переводом, а затем добавил туда свои исправления.

Любые предложения по исправлению приветствуются в ваших комментариях.

********************************************************************

© 2022 Lilianof

ВОСЬМАЯ КАРТИНА

1816 год. У Гаврилы. Декорации первой картины.

Сцена первая

ГАВРИЛ – ПРАСКОВЬЯ – MAША – АНТОН – ОЛЬГА – ИВАН – ЛЕНА – БОРИС – ДМИТРИЙ – КАТЯ

Гаврил, Прасковья и их гости ужинают, пьют или играют в карты. Маша стоит в стороне.

ДМИТРИЙ

Эти карты мне надоели.

ИВАН

Mне тоже.

БОРИС

Mне тоже.

ДМИТРИЙ

Я потерял всякое желание
Избивать их таким образом.
К тому же вашему бизнесу
Не хватает воображения.
Вы все выглядите грустными.
Печальные медные фигурки.
Если бы вы изменили свое лицо…

ИВАН

Мне хочется к другим берегам,
Плыть в веселом экипаже…

ДМИТРИЙ

Но как она одинока в своем уголке.
Её компания была бы нам удобна.
Маша, подойди к нашему столику!

МАША

Нет, спасибо, я не играю.

ИВАН

Могу я хотя бы угостить тебя выпивкой:
Водка, портвейн, ром или Мадейра ?

МАША

Нет, спасибо, я не пью.

БОРИС

Можем ли мы дать какую-нибудь музыку
Этому меланхоличному ребенку:
Какой-нибудь романтический вальс?

МАША

Нет, спасибо, я не тенцую.

ДМИТРИЙ

Ну! Какой печальный характер!
Но это несчастье!

Чего ей не хватает, так это любви
К этому милому бархатному сердцу.
Маша, я беру тебя в жены
И, какое мне дело до ревнивиц,
Я бы крепко обнял тебя.

МАША

А как насчет моей руки на твоем лице?
Извини, я не выхожу замуж.

ПРАСКОВЬЯ

Laissez-la donc tranquille enfin !
Vous voyez bien que la pauvrette
N’est pas dans son assiette.

ДМИТРИЙ

Какая суровость!
Почему вы пригласили нас
Если это для того, чтобы прострелить нам головы?
Самое интересное на этой вечеринке!
Я ухожу, если это так.

ИВАН

Я тоже.

БОРИС

Я тоже.

(Выходят Дмитрий, Иван и Борис.)

МАША

Ну что ж! Пусть они уходят!

ГАВРИЛ

Прости меня, Марушка дорогая. Я думал пригласить наших старых друзей, чтобы развеять твою меланхолию, потому что с того штормового дня, когда ты заболела, грусть не покидала тебя.

МАША

(в стороне)

Хорошо, что нас никто никогда не предавал! Что бы ты сказал, если бы знал, что произошло той штормовой ночью в Ядрино?

(Гаврилу)

Эти грубые люди не развлекали меня.

ГАВРИЛ

Я хотел познакомить тебя с другом, с которым я недавно познакомился, военным. Я уверен, что ты бы хорошо поладил с ним. Мог ли он забыть о встрече ? Нет, я слышу лошадей. Это он

МАША

Если он придет просить моей руки, я отправлю его гулять так же хорошо, как и остальных.

(Входит Иван Иванович.)

Сцена II

ГАВРИЛ – ПРАСКОВЬЯ – МАША – ОЛЬГА – ЛЕНА – АНТОН – КАТЯ – ИВАН ИВАНОВИЧ

ГАВРИЛ

Иван, мы как раз говорили о вас ; добро пожаловать в наш скромный дом.

ИВАН ИВАНОВИЧ

Все удовольствие для меня. Я сожалею, что приехал так поздно, но мой кучер немного заблудился.

ГАВРИЛ

Важно то, что вы здесь. Некоторые из наших гостей уже уехали. Что бы ни случилось с ними, они будут иметь честь познакомиться с вами в другой раз. Позвольте представить вам мою дочь Машу. Сейчас она не очень веселая, но я рассчитываю, что вы ее развлечете.

ИВАН ИВАНОВИЧ

Приятно познакомиться.

ГАВРИЛ

Маша, познакомься, это Иван Иванович, ветеран Бородино.

МАША

Тоже приятно познакомиться.

OLGA

О! Расскажите нам о Бородино.

ИВАН ИВАНОВИЧ

Бородино? Мне нечего сказать об этом
Если это только наша Империя
В этом есть некоторые неудачи.
Армия этого злого корсиканца
Заставила нас отступить.
Нас там не было на вечеринке.
Я видел царя униженным,
Я видел, как наши генералы были связаны,
Я видел Москву, охваченную пламенем
Но корсиканец потерял в этом свою душу.
Для него уже горят все огни ада;
Император уже не был таким гордым.
Россия отомстила за это.
Разбросанные по огромной равнине,
– Голод, страх и страдания –
Наполеон, его пушки, его ворчуны,
маршалы и солдаты, жалкие беглецы,
Сожженные ветрами, холодом,
Со снегом в качестве единственного укрытия
До Старой Европы тащатся, отчаявшиеся.
Прощай, завоевания!
Прощайте, власть, золотые мечты!
И на равнине Брабанта
Бонапарт терпит свое окончательное поражение.
Конец, лишенный славы для этого доблестного героя.

ОЛЬГА

Спасибо за урок истории,
Который запомнился навсегда.
Вы не были при Ватерлоо,
расскажите о Бородино.

ИВАН ИВАНОВИЧ

На поле битвы,
– И когда я думаю об этом, у меня горят внутренности. –
Пехотинцы атаковали
Снаряды летели
Над равниной.
Часы террора! Огни и гром!
Вся ярость войны.
Со штыком в кулаке выскакивает солдат.
Напившись крови, он проткнет мне живот.
Но, клянусь дьяволом
Доблестный лейтенант, уставший от жизни
Бросается на железо. О, что за вздор!
Он умрет вместо меня,
упав ей на лицо.
Перед ним на коленях, я восклицаю: «Владимир»!

МАША

Владимир! Этa имя… болезненное воспоминание!
Если бы это был он, интимная любовь…

ИВАН ИВАНОВИЧ

Он лежал, невинная жертва
Жертвованная. Какая боль!
Забыв о битве в слезах,
O, сильные эмоции! Печальный сон!
Я слышу топот сапог, поднимаю голову
И вот передо мной кокарда на шляпе,
Император французов, лоб, полный гордости
Как Воин Спарты:

«Так похорони же своего мертвеца»,
– Cказал Бонапарт.

МАША

Увы! Потерянная любовь, горечь и горе!
И эта история, которая напоминает мне
Такое жестокое приключение!
Угрызения совести, которые душат меня!
Мое сердце навсегда закрыто!
Мне нельзя любить.

В эту роковую ночь, О, какая несчастливая ночь!
Верующий схватывает, – о высшая радость! –
Мужчина, которому я сказала « Я люблю тебя ».
Фальшивый муж обнимает меня в темноте,
Бандит крадет у меня мою надежду.
Мне нельзя любить.

И вот пламя пожирает все мое сердце!
Я чувствую, что влюбляюсь.
Этот солдат сделает меня счастливой?
Бедная Маша, откуда у тебя этот страх?
Позволь своей душе воспламениться
Мне нельзя любить.

Publié par Lilianof

J’avais quatorze ans lorsque m’est venu le désir de devenir écrivain. Mais après l’adolescence, j’ai décidé de ne plus écrire. Ce n’est qu’après trente ans de silence que m’est venue l’idée d’une très courte comédie : « Un drôle d’héritage ». C’était reparti ! Après avoir été facteur dans l’Eure-et-Loir, je suis installé, depuis 2013, à Vieux-Condé, où je retrouve mes racines, étant petit-fils de mineur. La Bible et Molière sont mes livres de chevet.

Votre commentaire

Entrez vos coordonnées ci-dessous ou cliquez sur une icône pour vous connecter:

Logo WordPress.com

Vous commentez à l’aide de votre compte WordPress.com. Déconnexion /  Changer )

Image Twitter

Vous commentez à l’aide de votre compte Twitter. Déconnexion /  Changer )

Photo Facebook

Vous commentez à l’aide de votre compte Facebook. Déconnexion /  Changer )

Connexion à %s

%d blogueurs aiment cette page :